Мы Вконтакте Мы в Facebook

Мы обнаружили, что вы используете Adblock. Мы знаем, как для вас важно иметь беспрепятственный доступ к знаниям - поэтому ради поддержания сайта мы оставляем только ненавязчивую рекламу. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием.

Как отключить: Инструкция

Пошлость, сексизм, разврат? Пара слов в защиту женского романа

Мар, 06, 2017, 19:03

Просмотры:291

Комментарии:0

Фото: Eowyn-86, deviantart.com

Элизабет Рид Бойд, профессор австралийского университета имени Эдит Коуэн и автор множества любовных романов, рассказала, как она пришла к пониманию, что ее профессии не стоит стыдиться.

Мало найдется литературных жанров, которые вызывают такие противоречивые чувства, как любовный роман. Хотя веками он привлекал миллионную аудиторию читательниц, за женским романом закрепилась репутация пошло‑сентиментального второсортного чтива, а то и вовсе непристойной и опасной литературы. Тем не менее, эти книги, которые пишут, издают, читают и исследуют в основном женщины, продолжают завоевывать завидную популярность и коммерческий успех по всему миру.

Взаимоотношения полов — моя профессия: я занимаюсь гендерными исследованиями и преподаю этот предмет в университете. А еще я пишу любовные романы под псевдонимом Элиза Редголд.

С этим жанром у меня нежная дружба с детства. В 20 лет я немного позаигрывала с романтической прозой, но на этом наши пути разошлись. Затем страсть вспыхнула снова в университетские годы. Я увлеклась изучением роли женщин в обществе, и когда курс закончился, мне понадобилось чем-то заполнить эту нишу. Тогда я первый раз посетила конференцию, посвященную любовному роману. К моему удивлению, это напомнило мне университет — среди лекторов и слушателей в основном были женщины, во главе угла стоял коллектив, а не единоличный лидер, была дружелюбная атмосфера и много пастельных цветов.

Так началась моя история автора любовных историй. Я поняла, что декорации на сцене любовного романа изменились — женщины меняли этот жанр, меняли роли и правила. В это время я вернулась в университет. Сейчас я рассказываю так, как будто это было простым решением. Но на самом деле, совмещая науку и любовный роман, мне пришлось побороться с собственной гордостью и предубеждениями. Я феминистка и «романтик», и иногда эти стороны моей личности вступают в противоречие.

Природа любовного романа спорна. Многие исследователи считают его некой формой сказки, призванной отвлечь женщину от осознания своего подчиненного и бесправного положения в патриархальном обществе. Однако ученые постмодернистского толка видят в женской прозе вызов этому обществу.

Вэл Дербишир, профессор Шеффилдского университета, написала статью о своей любимой серии женских романов и утверждает, что они достойны внимания как феминистская литература. Другая преданная читательница, Анья Хирдман, соглашается, что эти книги отражают точку зрения женщины, то есть позицию, которая в прошлом никого не интересовала. В них есть женственность, страсть, сила; знакомые ситуации обыгрываются по-новому, когда мужчина и женщина выступают в нетипичных для них ролях.

Для многих писателей выбор этого жанра становится личным испытанием. Как сформулировали Дженнифер Луис и Джоан Грегсон в тематической статье, стигматизация романистов проявляется через презрительные усмешки от тех, кто осуждает их интерес к этой тематике, и похотливые ухмылки от тех, кто ждет от них агрессивно-сексуального образа.

В вечер публикации моего первого романа в 2013 году я лежала в темноте и размышляла. Невозможно было сделать вид, что я написала его случайно, по ошибке, в шутку или в исследовательских целях. Меня одолевали противоречия и противопоставления: добродетель и порок, феминизм и женственность, сексуальность и духовность, хорошее и плохое. Я искала границы собственной свободы, изучала свои метания и желания — как на страницах романа, так и в жизни.

На работе я даже не пыталась скрывать, что веду двойную жизнь, но очень переживала и боялась неодобрения коллег. Мои волнения оказались напрасными: большинство меня поддержало. Одна из моих коллег сказала: «Оказывается, я всю жизнь читала не тот жанр». Непредсказуемой оказалась реакция обоих полов: среди женщин нашлись такие, кто бросал в мою сторону косые взгляды, а некоторые мужчины повели себя очень дружелюбно.

Сегодня мне уже проще ответить на вопрос, почему я пишу романы. Чтобы доставить удовольствие читателям и себе. Чтобы показать, что я хозяйка своего тела. Чтобы дать волю своим эмоциям. Чтобы смотреть на вещи шире.

В мире, где не все и не всегда признают права женщин, любовные романы несут особую роль. Самая полная свобода — это победа над образом мышления, который нас подавляет. Освободившись, мы начинаем иначе мыслить, жить, размышлять, говорить, писать, определять свое место в мире, любить и выстраивать отношения. Один храбрый поступок вдохновляет другой. А любовные романы вдохновляют нас на постоянное обновление языка любви. Эти книги — еще не сказанное и не придуманное об отношениях между женщинами и мужчинами. А как создается этот язык? Сочетанием старого и нового в разных пропорциях. Мы пишем, переписываем, ищем общее между нами, радуемся проявлениям индивидуальности. Философствуем, размышляем, смеемся, обсуждаем, спорим, ищем истину. Мы уважаем наши тела и превозносим души. И главное, мы создаем сообщество и поддерживаем друг друга.

Оригинал: theconversation.com

Перевод: Алёна Сперанская

Комментарии (0)

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

Подпишитесь на нашу рассылку

Не пропустите всё самое интересное из жизни «Эстезиса»

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER

Вход

Войти с помощью социальных сетей

Регистрация

Войти

Зарегистрироваться с помощью социальных сетей

Восстановка пароля

Зарегистрироваться
Войти

Нашли ошибку в тексте?