Мы Вконтакте Мы в Facebook

Мы обнаружили, что вы используете Adblock. Мы знаем, как для вас важно иметь беспрепятственный доступ к знаниям - поэтому ради поддержания сайта мы оставляем только ненавязчивую рекламу. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием.

Как отключить: Инструкция

Блумсдей: день литературы, Ирландии и конца света

Июн, 16, 2017, 12:17

Просмотры:115

Комментарии:0

Актёр Бэрри МакГоверн читает вслух «Улисса» на Башне Джеймса Джойса.

Блумсдей (англ. «Bloomsday») или «день Блума» отмечается 16 июня каждого года, и посвящён одному из самых знаменитых романов XX века, «Улиссу» Джеймса Джойса.

В календаре книгомана много праздничных дней – 23 апреля, 6 июня, 31 июля… Большинство из них посвящены внелитературным событиям: дню рождения (смерти) писателя или выходу первого издания книги. Но иногда литераторы создают памятные даты «из ничего», просто посвящая им свои бессмертные творения. Один из таких дней – Блумсдей.

Что это за праздник?

Блумсдей (англ. «Bloomsday») или «день Блума» отмечается 16 июня каждого года, и посвящён одному из самых знаменитых романов XX века, «Улиссу» Джеймса Джойса. Если верить Оксфордскому словарю английского языка, то первым и самым главным Блумсдеем является 16 июня 1904 года, куда Джойс помещает своих героев. Утром этого дня Стивен Дедал ругается с Быком Маллиганом на первых страницах романа, а за несколько минут до полуночи засыпает, вспоминая свою жизнь, Молли Блум, монологом которой произведение завершается. Джойс рассказывает читателям один день из жизни Дублина, концентрируясь на нескольких героях, главным из которых является Леопольд Блум. Именно в честь него был назван сегодняшний праздник.

Почему не «день Улисса» или «день Стивена Дедала» (второго главного героя и прототипа самого Джойса)? Вполне возможно, что всё дело в игре слов. По-английски Bloomsday и по звучанию, и по написанию похоже на Doomsday, «день Страшного Суда». О более ироничной и абсурдной параллели Джойс не мог и мечтать.

На авторство самого слова претендуют сразу несколько именитых персон. Сам Джойс в 1924 году всё ещё записывал со слов поклонников «день Блума» в два слова, «Bloom’s day». Парижская издательница романа, Сильвия Бич, заявляла, что «придумала» Блумсдей в 1925 году. А биографы Джойса утверждают, что это слово впервые появилось в статье американского поэта Эзры Паунда об «Улиссе» от 1922 года. Очевидно только одно – сам Джойс и представить себе не мог, что подобный праздник может появиться.

Талант и поклонники

16 июня 1924 года Джеймсу Джойсу передали белые и голубые гортензии в честь того, что он назвал в своих записях «день Блума». Именно в тот момент Блумсдей сошёл со страниц романа и начал самостоятельную жизнь в реальности.

Однако первое празднество в честь «Улисса» и его создателя было организовано через пять лет, в 1929 году. Адриен Монье, издатель французского перевода романа, вместе с Сильвией Бич организовали «завтрак Улисса» в отеле «Леопольд» недалеко от Версаля. Был приглашён сам Джойс, а также его коллега Сэмюэл Беккет. Не обошлось без казусов: по дороге из Парижа в Версаль компания несколько раз останавливалась, чтобы выпить в честь знаменательного события. Некоторые источники утверджают, что Беккет в конце концов оказался настолько пьяным, что устроил дебош, и остальные участники выпроводили его из автобуса. Одним словом, Блумсдей удался на славу. Вот только дата его проведения оказалась иной – 27 июня.

Свой последний Блумсдей Джойс также встретил в Париже в 1940 году, уже при правительстве Виши. Через год писатель скончался, так и не увидев празднования Блумсдея в родной Ирландии.

Безудержные гулянья дублинских интеллектуалов

В Дублине, где, следуя здравому смыслу, следовало бы отмечать Блумсдей с самого начала, Джойса не любили. Его книги не хотели печатать, а насмешки над местным национализмом считались оскорблением. Однако время шло, и постепенно ирландцы начали осознавать, что их язвительный соотечественник – гениальный писатель XX столетия, обретающий известность по всему миру. Первыми, конечно же, это поняли местные интеллектуалы.

В 1954 году критик и издатель газеты «Энвой» Джон Райан и писатель Брайан О’Нолан решили отметить 50-летие Блумсдея прогулкой по Дублину. К ним, конечно же, присоединились друзья: Патрик Каванах и Энтони Кронин, Том Джойс, кузен писателя, и исследователь Э. Дж. Левенталь.

Джон Райан, Энтони Кронин, Брайан О'Нолан, Патрик Каванах и Том Джойс

Утром 16 июня они пошли к башне Мартелло, а затем отправились по маршруту героев романа на старомодной повозке, запряжённой лошадьми, очень похожей на ту, которая упоминалась в сцене похорон Пэдди Дигнама. Они успели посетить паб Дэйви Бёрна, дом номер 7 по Экклз стрит (где жил Леопольд Блум), а также пляж Сандимаунт, где происходит действие эпизода «Навсикая». Но, оказавшись в центре города, они не смогли двигаться дальше, так как по дороге слишком много выпили. И всё же эту первую попытку отпраздновать Блумсдей в Ирландии можно считать удачной.

Один город на целый мир

Однако до нынешней популярности Блумсдея было ещё далеко. Большинство жителей Ирландии узнало об этом празднике в 1982 году, когда страна праздновала столетие со дня рождения Джойса. Формальным поводом стал научный симпозиум, посвящённый писателю. К академическому событию были приурочены многочисленные публичные мероприятия, которые проходили именно 16 июня.

С тех пор фанаты начали устраивать в этот день публичные чтения «Улисса», гулять по упомянутым в тексте местам, одеваться в костюмы любимых персонажей. Интеллектуалы, героически осилившие тысячестраничный экспериментальный текст, всё чаще приезжали в Дублин 16 июня, чтобы встретиться с единомышленниками и поднять бокал пива за любимого писателя. Постепенно интерес к празднику увеличивался, и Блумсдей шагнул за пределы Дублина и даже всей Ирландии. Сейчас его празднуют в городах почти на всех континентах мира. Не осталось без Блумсдея и виртуальное пространство: 16 июня 2011 года «Улисс» был перепечатан в Твиттере фрагментами по 140 символов.

Спорный и сложный, язвительный и «сопротивляющийся чтению» роман породил весёлый праздник литературы. Этот, казалось бы, исторический парадокс, как нельзя лучше вписывается в историю самого «Улисса», которого запрещали как порнографическую книгу, а теперь считают лучшей англоязычной книгой прошедшего столетия. Времена меняются, а Блумсдей остаётся. ■

Эльнара Ахмедова

Комментарии (0)

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

Подпишитесь на нашу рассылку

Не пропустите всё самое интересное из жизни «Эстезиса»

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER

Вход

Войти с помощью социальных сетей

Регистрация

Войти

Зарегистрироваться с помощью социальных сетей

Восстановка пароля

Зарегистрироваться
Войти

Нашли ошибку в тексте?